Где пропадали великие

Важные места Чехова, Тарковского, Балабанова и других гениев русской культуры

5 минут
Где пропадали великие

Творческим натурам редко сидится на месте: в любое время года они отправляются в путь за впечатлениями, приключениями и даже злоключениями — топливом новых работ. А потом снова возвращаются в родные гнезда — дышать дачной романтикой или урбанистикой городов.

Собрали несколько потаенных мест, в которых культовые русские творцы искали вдохновение, бурю в стакане или персональный островок свободы. Какими были эти места тогда и какие смыслы заполняют их сейчас? Мотор. Строчка. Аккорд.

Алексей Балабанов: Екатеринбург

Лондон, Манчестер, Нижний Новгород. Эфиопия, Йемен, Ангола, Сирия, Экваториальная Гвинея. Дальний Восток, Кабардино-Балкария, Чечня, Сибирь. Мурманск, Москва, Ленинград. Контурная карта Алексея Балабанова — гения русской хтони от кинематографа — достаточно внушительна. Поездки режиссера были связаны с обучением, работой военным переводчиком и киносъемками.

Но родился Балабанов в Свердловске, а ныне Екатеринбурге — столице Урала, майонеза ЕЖК (Екатеринбургского жирового комбината. — Прим. ред.) и знаменитого уральского грува. Nautilus Pompilius, «Смысловые галлюцинации», «ЧАЙФ», «Курара», «Сансара», «АлоэВера», «4 Позиции Бруно» — список уральцев, погружающих в музыкально-гипнотическую кому, можно продолжать бесконечно. Любовь к самобытному звучанию, видимо, встроена в саму ДНК екатеринбуржцев.

Балабанов не исключение: подростком играл на гитаре в кавер-группе «Кери», исполняя The Beatles, Deep Purple и Led Zeppelin. А в университете был диск-жокеем с собственной коллекцией зарубежных пластинок.

Когда Балабанов забрал документы из ВГИКа, после первой же сессии, он надолго вернулся в Свердловск и устроился там помощником режиссера. В свободное время Алексей заглядывал в громыхающий Свердловский рок-клуб, который тогда мимикрировал под «творческую мастерскую коллективов рок-музыки». Там он подружился с основателями Nautilus Pompilius, другими музыкантами уральской рок-волны и снял свои первые короткометражные фильмы. С тех пор великий и могучий русский рок звучит во многих фильмах Балабанова, делая их достоверным зеркалом эпохи.

Белая башня — памятник конструктивизма и один из самых выразительных символов Екатеринбурга

Потом Алексей переехал в Северную столицу, но иногда посещал родной город, чтобы набраться сил и вдохновения.

Сейчас здание ДК Свердлова, одну из комнат которого занимал рок-клуб, пустует, но современный Екатеринбург продолжает жить ритмами. Местные инди-поп-панк-рок-группы теперь выступают в пространствах Teleclub и «Фабрика», именно в столице Урала проходит крупнейший музыкальный фестиваль страны Ural Music Night, концерты которого гремят на 100 сценах города.

Включай наш екатеринбургский плейлист и садись в троллейбус (да, в Екатеринбурге эпоха троллейбусов пока еще не кончилась), высматривай из окна памятники конструктивизма и таких же романтиков в наушниках. Можно выйти у Ельцин Центра — там всегда интересные выставки, лекции и концерты. Но совершенный must — это отыскать маленькие бары и кафе, где создают современную культуру. Например, подлечиться музыкой на иглатерапии. Да здравствуют андеграундный саунд и кино!

Андрей Тарковский: Иваново

Маршруты Андрея Тарковского словно дуга киноленты: он снимал во Владимире, в Суздале, Пскове, Москве, Италии и Швеции. Последние годы жизни провел в Париже, а школьные годы — в городе Юрьевце в Ивановской области, на правом берегу Волги.

Тарковский-взрослый не страдал ностальгией и не приезжал от случая к случаю в Юрьевец, чтобы вспомнить запах книжек в детской библиотеке. Он посетил родной город однажды, когда появилась задумка снять автобиографический фильм «‎Зеркало»‎, но уехал разочарованным и опустошенным. И кажется, больше туда не возвращался.

Но Иваново и окрестности стали местом, где обитает призрак великого художника. В городе проходит международный кинофестиваль «Зеркало», посвященный творчеству Тарковского. Показы и мероприятия в рамках фестиваля организуют по всей области: в Шуе, Плёсе, Юрьевце и Кинешме.

Погружение в искусство в Иванове начинается уже с прибытия поезда — он останавливается у эффектного здания железнодорожного вокзала, памятника архитектурного авангарда. Вокзал часто становится арт-пространством и служит площадкой для культурных ивентов. Чтобы лучше познакомиться с архитектурой и историей города, воспользуйся маршрутом с аудиогидом от местных энтузиастов. А для поездки в Юрьевец сохрани этот аудиоспектакль, созданный из воспоминаний горожан.

В регионе есть чем заняться туристу: это и мастер-классы по набойке ткани и изготовлению сыра, и катание на уютных горнолыжных трассах Плёса, и поездка на ретропоезде до Шуи.

В самом областном центре тоже есть что поделать: выпить вкуснейших настоек в баре «Синичка», съесть пиццу в «Печи» или устроить поздний завтрак в новом кафе-десертории. А еще местные говорят, что Иваново — это третья мировая столица техно после Детройта и Берлина, за ним — на «Чердак».

Антон Чехов: Сахалин

Список чеховских мест начинается Таганрогом и заканчивается Баденвайлером, но не ограничивается ими. Антон Павлович окончил медицинский факультет Московского университета (сейчас это Сеченовский Университет), жил то в Москве, то в Воскресенске (нынешней Истре), где работал уездным врачом. Со временем Чехов обжился имениями и дачами: в подмосковном Мелихове, в Ялте и Гурзуфе садовый гравий помнит его легкие, деликатные шаги.

Каждая поездка становилась материалом для новых произведений. После путешествия по Приазовью Чехов написал повесть «Степь», давшую сильный толчок его карьере. Затем Антон Павлович отправился на край света — остров Сахалин, чтобы исследовать быт каторжников.

На Сахалине он провел три месяца. За это время писатель общался с ссыльными и властями и провел перепись населения. Там же он делал первые наброски путевых заметок, которые потом вошли в сборник «Остров Сахалин». Книга произвела эффект, и власти обратили внимание на быт заключенных: увеличили суммы на содержание детских приютов, отменили вечную ссылку и телесные наказания для женщин.

Если захочешь погулять по Южно-Сахалинску, то, прихватив с собой томик Чехова, посети дом-музей писателя. И, знакомясь с городом, включи аудиоспектакль-гид «Путь воды».

Лучше долго не задерживаться в уютных кафе и выставочных залах. Потому что Сахалин — это бухты, мысы, озера, острова, горы, ветер и море. Отправляйся к мысу Великана, к маяку Анива, в Тихую бухту или на Курильские острова. Для вдохновения — пленочные снимки со спортивной экспедиции к озеру внутри спящего вулкана.

Для активного зимнего отдыха с семьей приезжай на горнолыжный курорт «Горный воздух», где тебя ждут 19 трасс и духоподъемные панорамы. А если хочется покататься на собачьих упряжках, то загляни в местный питомник ездовых собак, оленей и альпак.

Один из вечеров освободи для ужина с шампанским и морепродуктами, которые, между прочим, премного уважал Антон Чехов.

Илья Репин: Репино

На счету Репина-художника более 1 000 картин, а Репина-путешественника — с десяток городов: Вена, Флоренция, Рим, Париж… Правда, Репину-критику Рафаэль показался «скучным и устаревшим», а Италия совсем не альденте. И после вояжей по Европе и светской жизни в Москве и Петербурге Репин-домосед приобрел усадьбу в поселке Куокалла под Санкт-Петербургом. Там он и жил 30 лет, принимая у себя друзей.

Кажется, что начинает веять скукой, но Илья Ефимович не был застегнутым на все пуговицы академистом, какими бы серьезными и порой трагичными ни были его картины. В Пенатах (художник назвал усадьбу в честь римских богов домашнего очага. — Прим. ред.) царили суета, бестолковщина и чудачества.

По средам сюда приезжали гости, среди которых были Сергей Есенин, Владимир Маяковский, Иван Бунин, Максим Горький, Фёдор Шаляпин и Корней Чуковский — сосед по даче. Во время Первой мировой войны появилась идея составить тетрадку автографов «Чукоккала», ставшую впоследствии росчерком творческой интеллигенции того времени. И если ты любишь полистать Мандельштама или Блока в свободное время, то возьми этот сборник шуток, рисунков и афоризмов в дорогу.

До Пенатов быстрее всего добраться на электричке с Финляндского вокзала (прямо до станции Репино). Зимой в усадьбе особенно сказочно: на соснах лохматится снег, а посреди двора стоит домик. Знакомство с бытом художника понравится и взрослым, и детям.

Дом-музей уютится на берегу Финского залива, так что можно дойти до пляжей и зимой, когда весь залив покрыт льдом, а мороз колет даже брови (хотя это и есть рецепт вечной молодости от Ильи Репина). Побережья здесь легко доступные — например, у мыса Флотский есть удобный съезд и парковка. А разбросанные по всему заливу маяки освещают путь не только кораблям, но и искусству.

Если есть в запасе время в Петербурге, воспользуйся литературным маршрутом или просто забеги выпить кофе в «Подписных изданиях».

Эдуард Лимонов: Бурятия

Мы его боготворим, мы его низвергаем, мы к нему совершенно равнодушны — приятно познакомиться, на связи Эдуард Лимонов. Скорее всего, на всё это писатель бы ответил: «Мне на вас всех абсолютно плевать». И покривил бы душой, потому что Лимонов желал любви и вселенского признания.

Эмигрант со стажем, он жил в США и во Франции, ездил в Италию, Испанию и Монголию. Его последняя книга называется «Старик путешествует», в ней автор упаковывает свои воспоминания и мнения по чемоданчикам, подводит итоги и дает прогнозы.

Одно из мест, где происходит действие романа, — Бурятия. Лимонов приехал сюда во время съемок документального фильма о себе. Но не достопримечательности — древняя магия возбуждала эго писателя. Он был на приеме у тибетского доктора в Иволгинском дацане, встречался с главой буддистов России Дамбой Аюшеевым, участвовал в камлании местной шаманки и посетил древний бурятский праздник Сурхабан. Сейчас на нем состязаются в стрельбе из лука, а раньше это был акт почитания духов Земли и поиска лучших воинов.

Лимонов нашел не так уж много ядовитых слов для описания республики: наоборот, он отметил экзотическую красоту природы и коренного населения.

Приезжай и ты в Бурятию. Чтобы ознакомиться с весомыми аргументами «за», вдохновись сначала гидом местных. Зимой этот регион не менее популярен, сюда едут на зимний Байкал — юдоль воздуха и льда. В феврале тут ежегодно проходит «Ледовый шторм» — гонка-марафон для экстремалов.

В общем, какие бы грехи не замаливал великий эксцентрик Лимонов в Бурятии, мы советуем тебе прислушаться к зову собственного сердца. И если чувствуешь этот зов, смело отправляйся в край гармоничной и мирной пляски разных этносов и культур.

Текст и иллюстрации: Валерия Матющенко

Читайте также

© 2023. S7 Airlines — Все пpава защищены