Записки командировочного: Нерюнгри

4 минуты
 

У каждого «командировочного» есть множество своих историй, личных, выстраданных, выпестованных, и порой сто раз рассказанных, но от того не менее правдивых. Про спутников, про места, про приключения, опоздания и конкретные фейлы.

Вот одна из таких.

Михаил К.
Уже собрано:
1000
Поддержите автора
Хороший текст заслуживает миль
Поддержать

По роду профессии налёт часов у меня сумасшедший, измеряется сотнями тысяч километров, и всё над Россией, буквально вдоль и поперёк. Были периоды по несколько лет, когда я буквально жил в самолете, предполетные формальности проходил на автомате, а самолёт был для меня своеобразной маршруткой, просто с крыльями. Существенным минусом, помимо отсутствия в семье, было то, что полёт потерял для меня всякую романтику, то есть отпуск, сборы, а у меня всё на автомате, без всего вот этого путешественного флёра. Это раздражало даже меня, не говоря уж про супругу. Но не суть.

Таких как я в самолётах видно сразу, буквально рыбак рыбака видит издалека. Командировочные летят с минимумом вещей, берут места, которые давно предпочитают за пусть небольшие, но удобства, и главное, командировочные заходят в самолёт быстро, привычными движениями убирают верхнюю одежду и рюкзак на полку, садятся на своё место и всё это делают секунд за сорок, то есть командировочные создают минимум неудобств и заминок, в том числе полётному экипажу. Ну не считая, конечно, командировочных «под парами», тут отдельная история.

И у каждого часто летающего пассажира накопилось значимое количество историй, буквального опыта перемещений по стране. Некоторые истории забавные, какие-то неприятные, но у каждого, буквально у каждого есть истории про неудачные, трешовые, командировки, про опоздания на рейсы и всё такое — потом уже понимаешь, что лучше бы и не летел! Вот и у меня такая история есть.

Командировка была в славный город Нерюнгри — «Нюрку», как нежно её зовут местные. Поездка была на день, даже меньше. Я должен был прилететь в Нюрку около обеда, приемочная комиссия уже ждала меня, план был отработать до вечера, принять объект, и рано утром следующего дня улететь обратно. Командировка была втиснута в плотный график, где-то между Архангельском и Владивостоком, при этом комиссия была важная, объект в республике принимался первый, а это важно, ответственно!

Утро, лето, даже жарко, еду на аэроэкспрессе в Домодедово. Приезжаю, иду к табло, посмотреть, нет ли задержки. Смотрю в табло, и тут звонит первый звоночек — рейса нет. Летал я всегда двумя компаниями, одна из «Домика», вторая из «Шарика». Ну и ноги меня отдельно от мозга сами принесли в «Домик». К табло. А на табло моего рейса нет, вообще нет, ни в перенесенных, ни в улетевших, ни в каких. И тут я взволновался! Полез смотреть бумажный билет, сверяю дату, время, всё сходится. Всё, кроме аэропорта. «Внучка», мне нужно во Внуково! И вылет ровно через два часа, я ж правильный, я приезжаю ровно за два часа!

И тут хаотический бег мыслей — не успею, или успею, нет, никак не успею, на работе будет штраф за потерю рейса, билеты недешевые, комиссия опять же! Бегу к такси, прыгаю, как в кино — шеф, жми! Объясняю ситуацию, и бойкий водитель соглашается помочь, и что точно успеем, если по двойному тарифу. Тариф, даже двойной, дешевле штрафа, гони! Надежда, что вдруг рейс задержится! Мы мчим по московским пробкам, шоссе, МКАД, ещё шоссе, всё стоит, естественно, по закону подлости. Супруга на связи, успокаивает, что может и не стоит тогда лететь, может не судьба, мироздание, мол, намекает. Да неееет, ну ты что, просто я залетался уже! Мчу, звоню в авиакомпанию, объясняю ситуацию, электронной регистрации у них нет, поэтому я ещё и без посадочного, идут навстречу, говорят, что посадочный будет ждать на стойке! Вошли в положение, посадочный меня ждал, и я успел! Рейс задержали минут на двадцать, я вскочил на посадку последним, что для меня уже очень непривычно — ненавижу опаздывать.

Я чувствовал себя героем: вот какой я молодец, исправился, успел! Солнце светит, жарко, я весь взмыленный, вот последний шаг по трапу. Бац! Что-то больно врезается в шею! Оса! Или пчела, никогда в них не разбирался! Ровно выше ворота белой рубашки! Ну, думаю, мелочь, укусила и укусила. Я сажусь в своё кресло, какое было, а не как привык, вещи убраны, наушники в уши, есть целых шесть часов, чтобы поспать. Трогаю шею, она существенно опухает, но я не придал значения, успел и слава Богу!

Отключился я через минуту, даже не на рулении, как обычно. И вопреки традиции, не просыпался даже на кормление. Я вообще пришел в себя, только когда самолёт сел. Даже не так, меня растолкали соседи, мол, мужчина, мы прилетели! Я продрал глаза, болела голова и немного знобило. Болела шея, за окном было как-то сумеречно, что странно, прилететь мы должны были в районе обеда. И тут до меня доходит объявление бортпроводника — мы приземлились в аэропорту города Якутск, просим сохранять спокойствие и ожидать дополнительной информации. Самолёт тихо рулит по взлетной полосе, а я ничего не понимаю. Из общего гвалта выхватываю информацию — в полёте что-то случилось, либо «Нюрка» не принимает, и мы достаточно экстренно сели в Якутске, вокруг которого бушуют лесные пожары, поэтому за окном так темно.

Опускаю нудные подробности последующего легкого хаоса, когда мы оказались в аэропорту, в котором нас не ждали и не знали, что с нами делать. Разместили в чистой зоне, выйти в город запретили — нас тут как бы нет, поэтому и впустить обратно не имели бы права. Там я впервые познакомился с якутскими ценами и решил, что спокойно потерплю пару часов — еду в самолёте-то пропустил. Благо, что у меня с собой всегда набор лекарств, и я сразу выпил антигистамин, что существенно облегчило моё состояние. Но тут снова вспоминаем что летел не погулять, а в командировку, и меня ждет комиссия, и отнюдь не в Якутске. Звоню местным, говорю — может, на машине рванем до «Нюрки»? Смеются, ну да, может за день доедем, а может за неделю. Я потом посмотрел фотки с состоянием трассы, понял причину смеха. Новый самолёт, чтобы долететь до Нерюнгри, нам подогнали часа через три.

В Нерюнгри мы были около девяти-десяти часов вечера. Темно, свежо. Объект на окраине города, в лесу. Осматриваем, бродим. Местные предупреждают — придет медведь, залезайте в кузов рядом стоящего КАМАЗа. Комиссия пошла существенно быстрее. Объект в итоге комиссия не приняла, чисто по формальным, документальным причинам, которые, по сути, нужно и можно решить было только в Москве. В начале двенадцатого часа ночи мы с трудом нашли какое-то работающее кафе, чтобы поесть. А я так хоть позавтракать. Настроение у всей комиссии было препаршивым, и я в десятый раз подумал, что права была супруга, когда так всё не складывается, то и не стоит напирать. Местные категорически запретили нам бродить по городу ночью одним, в сторону гостиницы любезно сопроводили. Путь до «отеля» сопровождался наблюдением местной ночной культурной жизни, чудом без погружения. А «отель» оказался одним подъездом в жилом доме, номер размером со стандартную кухню. Но мне было совершенно всё равно. Вылет был у нас около 6 утра, может в 7, и спать оставалось буквально часа четыре. Заботливые женщины с ресепшена даже соорудили нам сухпаёк, а вид аэропорта Нерюнгри меня уже даже не шокировал. Можно «погуглить», как он выглядел десять лет назад.

Домой я вернулся уже без приключений, но с огромным облегчением, и та командировка у нас в департаменте стала именем нарицательным, как и пара командировок других коллег, в Магадан, в Тыву, ну и пару других мест. Ну, а я с тех пор существенно меньше нервничаю, если вдруг всё начинает идти не так, руководствуясь выведенным принципом командировочного — если всё не складывается, значит, и не нужно этого делать!

 
1

Уже собрано:

1000

Поддержите автора

Хороший текст заслуживает миль

Еще по теме

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© 2024. S7 Airlines Все пpава защищены