Свобода быть кем вздумается

О волонтерстве, шагах в неизвестность и людях с открытыми глазами

10 минут
Свобода быть кем вздумается

Настина история просто и честно говорит: даже не зная языка и не имея финансовой подушки, можно взять и полететь в совершенно другие миры, найти там свое место — на неделю, месяц или год, встретить своих людей — и навсегда стать друзьями. Прожить маленькие жизни — Индианы Джонса, что раскапывает гробницы; учителя естествознания у Эвереста; помощницы гуру в отдаленной провинции Индии; тропического фермера в Индонезии или островного — в Подмосковье. А проживая это, найти и себя.

Поговорим о поездках в стиле couchsurfing, волонтерстве и приключениях в Азии и Южной Америке.

Анастасия Мартынова,
волонтерка, писательница и путешественница

Расскажи, как ты начала путешествовать?

Впервые я выехала за границу лет в 19. Денег было мало, но хотелось начать, и я пошла путем, который знала: купила недорогой тур с друзьями. Друзья вскоре передумали. Ехать в путешествие одной было страшно, но любопытство к миру взяло верх. Так я впервые попала в другую страну, в Испанию. Жила в отеле под Барселоной, даже ездила на групповые экскурсии.

Эта поездка разделила мою жизнь на до и после. Я поняла, что без ума от путешествий, с тех пор исследую свет. В туры, однако, я больше не ездила. Проблема путевок в том, что ты не особо свободен: тебя контролируют, ты не можешь поехать куда в голову взбредет, ты вместе с группой и вокруг одни туристы из России. Мне же хотелось общаться с местными, знакомиться с культурой изнутри.

Так я попробовала couchsurfing: одно из лучших изобретений для путешественников, потрясающий культурный опыт! Общаешься с людьми из разных стран, живешь у местных, погружаешься в их быт, угощаешься национальной кухней — и все это совершенно бесплатно. Можешь, конечно, сам дать что-нибудь взамен: предложить помощь, приготовить еду или подарить сувенир из России. Однако, надо быть готовым к разным ситуациям, не пугаться их. Что-то, бывает, идет не по плану, но в итоге может обернуться прекрасной историей.

Когда мы путешествовали с друзьями, используя couchsurfing, с нами случалось всякое. Однажды во Флоренции мы остановились у одного человека, с которым вообще не сложился контакт. В какой-то момент он попросил нас съехать, и мы за пару часов нашли местного студента — он приютил нас у себя, водил по ночному городу, угощал местным флорентийским фастфудом (лампредотто, помню как сейчас), знакомил с друзьями и рассказывал про свою жизнь. Одно из любимых воспоминаний из путешествий.

Или в Болонье нам отменили подтвержденный запрос за два часа до приезда. И, признаюсь, в итоге это был прекрасный опыт — затеряться в ночной Болонье! Мы слонялись по готическому городу, исследовали безлюдные переулки, познакомились с местным парнем, который отвел нас в парк, где мы и переночевали в своих спальниках под деревом.

Проснулись — рядом бегают люди, а за соседним кустом спит бездомный. Сошли, можно сказать, за своих. С тех пор сделала вывод: спальные мешки — must have в любом путешествии.

Для передвижений по Европе мы часто использовали BlaBlaCar. Автостоп — тоже классный опыт путешествия без денег, но важно понимать некоторые тонкости. С «Блаблакаром» спокойнее, ведь все официально (пассажир платит за поездку в приложении, тем самым, по сути, заключая электронный договор с компанией. — Прим.). В поездке ты можешь пообщаться с местными и много узнать об их странах.

А язык? Ты говорила уверенно, когда начала ездить?

Английский я учила в путешествиях. Все мы учим его чуть ли не с детского сада, но никто, в сущности, на нем не разговаривает — сейчас я понимаю почему. Во-первых, мотивации не хватает, когда у тебя нет постоянной жизненной необходимости его использовать, а во-вторых, он быстро забывается. В путешествии гораздо легче. Сначала едешь и думаешь: «Ох, страшно же!» Но если тебе приходится общаться, втягиваешься на удивление быстро.

Все вещи, которым ты учишься, сохраняются в подсознании: вначале ты зажат, скован, но проходит месяц-другой, и ты расслабляешься и вдруг начинаешь говорить.

А как ты уехала в свое первое длительное путешествие?

Мне никогда не хватало одной-двух недель отпуска. На мой взгляд, основная причина, по которой люди путешествуют особенно долго, — это возможность переродиться и стать в новом месте тем, кем захочешь.

Дома же постепенно возвращаются старые шаблоны поведения и роли. Тогда тебя тянет обратно — быть собой, наслаждаться свободой, радоваться жизни, встречать людей с открытыми глазами. Так я начала искать способы уехать надолго.

Варианта было два: обучение или работа. Я работала в издательстве, где зарплата была довольно скромной, и позволить себе платное обучение я не могла. Искала стажировки по миру: подавала документы на учебу в Китай и в Индию, что хотела изучать — уже и не помню, это было второстепенно. В Индию я не прошла, у меня ведь тогда был ужасный английский! Стояла перед послом, который проверял мой уровень, кивала болванчиком, не разбирая ни слова. У индийцев, к тому же, такой специфический акцент…

В Китае же просто потеряли мои документы: когда я связалась с вузами, мне ответили, что дедлайн уже прошел, а они ничего не получили.

Поэтому я выбрала план Б: волонтерство. Нашла по Workaway непальскую школу, где была вакансия педагога, подала на учителя английского — при том, что мой английский оставлял желать лучшего. В планах было большое путешествие: пожить в Непале, пересечь Вьетнам, перебраться в Индонезию… Но я отдала свое сердце Непалу (моя любимая страна по сей день), так что решила остаться в той части света.

Волонтерить можно на разных условиях. Если во Вьетнаме тебе, скорее всего, даже немного заплатят за работу, в Непале после землетрясения в 2015 волонтерство по большей части стало платным. Обходится это где-то в 5—10 долларов в день. Когда едешь на неделю, это несущественно, но на полгода это немаленькая сумма.

Я нашла программу Maya Universe: если волонтеришь не меньше пяти месяцев, то для тебя это бесплатно. Программу со временем отменили, но я успела поучаствовать.

Со мной поехала моя подруга Ася. Будучи учителем математики, она с легкостью пошла работать по профессии. Когда же приехала я, мне сказали, что учителей английского у них достаточно, и мне предложили преподавать Science (с англ. — наука) — что-то вроде нашего окружающего мира или природоведения. Там всё — основы химии, биологии и других наук. В Непале же Science — это рассказы про компостную яму, страшные заболевания, про то, что нельзя какать в реку… И все проиллюстрировано картинками в учебнике!

Проект был организован непальцем, который учился в Америке. Он влюбился в американку, но, как гласят легенды, у них ничего не вышло. Неразделенную любовь он вложил в школу, которую создал дома, в Непале. Ведь Maya в переводе с непальского означает «любовь».

Название не врет, любви там было очень много. Maya Universe была, и наверное, по сей день остается одной из самых передовых школ Непала. Занятия в ней ведут по большей части волонтеры из разных стран. Государственное образование в стране весьма консервативно, если не жестоко. Например, для наказаний до сих пор используют палки. Maya Universe же учит любовью и предлагает совершенно иной подход. Мало того, что дети постоянно практикуют английский, так еще и получают знания о мире непосредственно от жителей из разных стран.

Волонтер помимо основной программы рассказывает, что происходит в мире и какие возможности в нем есть, — а это как раз то образование, которого не хватало в детстве многим из нас.

Атмосфера в школе довольно свободная. Волонтеры — чаще всего из Европы, путешественники, люди открытых взглядов, поэтому с детьми все общаются на равных. Рассказывают, что мальчики и девочки равны, что система каст, которая до сих пор существует в Непале, изжила себя. Все направлено на развитие, воспитание нового мышления.

Ты много знаний отдала детям — а ты от них что получила?

Любовь. Дети Maya любят и учат любить. Они отличаются от любых других детей, которых я где-либо видела. Дети отдаленных деревень в Непале до сих пор живут по старым установкам.

У них нет гаджетов, как и интернета. Сеть можно поймать только на горе, стоя на одной ноге пять часов. Однажды я показывала им, что такое интернет: сидя с разных сторон от холма, они с восторгом писали друг другу сообщения в WhatsApp, в первый раз в жизни.

Они серьезно и много работают. Встают утром, идут в школу — могут идти часа по два в гору из соседних деревень. А два часа по горе — это тяжелый труд, я однажды попробовала, и у меня это заняло все четыре. После этого они несколько часов учатся, потом возвращаются в свои деревни и помогают родителям — со скотом, работой на поле. Тяжелый физический труд занимает весь день. При этом они настолько открытые миру и жизнелюбивые, невинные, что ты постепенно открываешься сам.

Тебе удалось сохранить эту открытость после возвращения?

Мне удалось унести знание о том, что так бывает. Не всегда получается удержать это в себе, но я стараюсь.

Правда, порой так хочется сорваться и уехать обратно в глубинку Непала. Пожить без цивилизации, электричества, с костром вместо батареи и плиты — такой честной и чистой жизнью.

А тоски по цивилизации у тебя не было?

Нет. Я кайфовала. Бывало, конечно, мы спускались с горы раз в месяц и днями накануне жаждали цивилизации, думали, что же такое съедим в городе. На протяжении пяти месяцев мы ели одно и то же: дал бат, рис и овощи, мясо по праздникам. И все: пять месяцев, три раза в день, ты ешь одно и то же. Но с каким удовольствием! С видом на Эверест! Это совсем другой опыт.

В цивилизации живешь, как на муравьиной ферме. Там все слажено, все понятно, заранее оговорено, но ты будто под стеклом, думая, что это и есть настоящая жизнь. А потом выходишь за пределы купола и понимаешь, как бывает иначе.

Каково это — дышать полной грудью.

Все эти пять месяцев ты жила без интернета?

Временами я ловила сеть на самом высоком холме деревни. Писала заметки, публиковала их, готовила книгу. Сначала писала от руки в тетради, потом перепечатывала на телефоне, который заряжала с помощью солнечной панели (электричества там тоже не было), и публиковала. Размещение текстовой заметки тогда занимало от получаса до часа. В лучшие дни — 15 минут. С семьей общалась лишь по сотовой связи, звонила примерно раз в месяц.

Ты вернулась в цивилизацию. Как это было?

Когда возвращаешься к привычному комфорту — например, ложишься на матрас, а не на доски, или можешь искупаться под горячим душем, а не под холодной водой из колонки, пока вся непальская деревня за этим наблюдает, — ты думаешь: «О, как здорово!» Наслаждаешься. Но когда ты живешь в тех, со стороны таких суровых, условиях, ты об этом просто не думаешь.

Многое в цивилизации после такого горного ретрита, признаюсь, пугает. Одержимость телефоном, бесконечная, навязчивая реклама отовсюду. Так много вещей, которые отвлекают от настоящего и полностью рассеивают внимание.

Есть у тебя любимый рецепт, который ты привезла из путешествий? Что ты постоянно готовишь?

Путешествия постоянно меняют твой рацион. В Индии, например, я перестала есть мясо: вначале по соображениям безопасности, потом занялась йогой и стала питаться по-другому. Индийская кухня, пожалуй, любимая. Нам нравится алу-паратха — это лепешка с картошкой. Основной ингредиент здесь — ачар, или mango pickles, острое маринованное манго, которое кладется на лепешку (его можно купить в любом магазине индийских продуктов). Я научилась готовить это блюдо в Северной Индии, в Дхарамсале, где находится резиденция Далай-ламы. Там как раз такие лепешки очень распространены. Добавьте чай масала со специями, получится настоящий индийский завтрак.

Есть ли история, связанная с непальцами, которая характеризует для тебя это место?

Мы с подругой жили в курятнике. У местных жителей мало имущества: одноэтажный дом, сколоченный из «го**а и палок» в прямом смысле (улыбается), очаг без дымохода, циновки и лавка в углу, на которой спит вся семья.

Ночевали у деревенского старосты, у него был большой, по местным меркам, двухэтажный дом, и на втором этаже жили курицы. Их выгнали и дали место нам. Когда мы туда зашли, там стояла лавка. Принесли сырое и заплесневелое зеленоватое одеяло — мы спрятали его подальше. Когда староста приходил проверить, все ли у нас в порядке, мы его доставали, чтобы никого не расстраивать.

Человек, приехавший из городской цивилизации, может подумать, что это кошмар и самое худшее гостеприимство на свете! Но не стоит судить культуру страны, пока ты не понял, что она действительно из себя представляет, какие у нее ценности и как она общается с миром.

Семья приглашала нас каждый день, давала еду, ставила на стол рокси — местный самогон, который нужно было пить, чтобы показать уважение. Это было забавно, учитывая, что мы были учителями их детей (улыбается). Спрашивали на непальском языке какие-то вещи, которые мы могли понять: откуда вы, где ваш дом? У вас есть мама, папа? Кто они? А есть братья или сестры? На ломаном непальском мы учились отвечать. Так проходило много вечеров, в одних и тех же разговорах. Иногда мы ели в тишине. Женщина дома вручит нам еду и сядет в угол довязать корзину. А ты сидишь у очага, в кругу местной семьи, и понимаешь: вот оно, их настоящее гостеприимство.

Того уровня жизни, к которому мы привыкли, у них нет, поэтому не стоит их судить или ожидать чего-то другого.

Итак, сначала был Непал, какие еще страны ты посетила?

Дальше была Индия. Это волшебная страна, она полна магии и противоречий. Кто-то скажет, что она потрясающая, невероятная, а для кого-то это самое ужасное место на Земле. Не раз замечала: в Индии одни проходят сквозь огонь, воду и медные трубы, другие же воплощают самые сокровенные желания. На мой взгляд, это часто связано с тем, что человек сам несет миру. Instant karma — это про Индию.

Там я познакомилась с йога-гуру. Я попала к ней как волонтер и работала ассистентом, даже чем-то вроде статусной декорации. В Хайдерабаде, где она живет, почти нет туристов, и к белым там особое внимание. Я помогала с организационными моментами, маркетингом, но в первую очередь моя гуру брала меня с собой на разные мероприятия — свадьбы, выступления… Меня переодевали в красивое сари, я появлялась то в одной, то в другой газете как «специальный гость из России». Девушка с рюкзаком, без денег, заяц в индийском поезде, вдруг попадает в высший свет Индии. Так я прожила три месяца.

В Индонезии я работала фермером. Никогда раньше не думала, что полюблю это дело. В России огород, мне кажется, не комильфо, но во многих развитых странах это сейчас большой тренд.

В путешествиях по Азии я встречала много ребят, влюбленных в идею пермакультуры. Я увлеклась этой темой и побывала волонтером на нескольких островных фермах. Пермакультура — это что-то вроде йоги в сельском хозяйстве, экологичный и минималистичный способ прокормить себя и свое сообщество.

Например, в сельском хозяйстве, к которому мы привыкли, поле засаживают одной культурой, и поэтому из почвы быстро уходят необходимые ей элементы. В пермакультуре такое же поле засадят множеством разных культур и расположат их в такой последовательности, чтобы они друг другу помогали избавиться от вредных насекомых. Это глубокий научный подход: так организуют не только свои фермы, но и расположение дома — чтобы все было самодостаточно. Случись вдруг апокалипсис — ты выживешь, ведь полностью самодостаточный: из-под земли бьет собственный источник воды, а энергию генерируешь с помощью ветра или солнца.

То, чему я научилась там, я пытаюсь использовать дома: у нас есть своя небольшая ферма.

Что для тебя самое важное в волонтерских проектах?

Волонтерство классно тем, что ты можешь попробовать все, что тебе интересно. Например, ты с детства насмотрелся фильмов про Индиану Джонса и мумии и едешь на раскопки волонтером. Так я попала в Астраханскую археологическую экспедицию. Пробыла там всего две недели, но осталась бы дольше. Таких экспедиций по России довольно много, как оказалось.

Читайте наше интервью о раскопках под Астраханью 

Опиши чувства, которые испытываешь, находя в земле кусочек истории.

Ощущение, как будто времени нет. Словно все существует параллельно. Раскапываешь древности и чувствуешь эпоху и события, которые тогда происходили. Например, кто-то шел по этой же земле и обронил кольцо, чтобы спустя тысячу лет — сейчас — его нашел ты. Этим и манит археология — вневременной сопричастностью.

Как ты нашла этот проект?

Я увлекаюсь археологией, как-то в инстаграме всплыла реклама археологической экспедиции. Подумала — наверное, берут волонтеров, и не ошиблась. Там я познакомилась с чудесными ребятами из Петербурга, членами археологического студенческого отряда. Они мне и поведали, что таких раскопок много, нужно только поискать: например, в Тамани находят римскую мозаику, а под Астраханью недавно обнаружили мамонта!

Когда ты начинаешь двигаться в каком-то направлении, перед тобой действительно открываются двери.

Что посоветуешь людям, как решиться на первое путешествие?

Не позволяйте страху себя останавливать. Страшно будет всегда. Я три года жила в Азии, но вот сейчас мне страшно ехать в Мексику. Страх — это нормально. Главное — не останавливаться, а идти ему навстречу. Искусство маленьких шагов: не обязательно бросаться в омут с головой и ехать сразу на край света заниматься волонтерством. Можно начать с России.

Всего много в мире, все хочется попробовать. К чему тянется твоя душа, то тебе и нужно — позвольте себе довериться самому процессу, старайтесь как можно меньше контролировать. Не надо планировать каждую точку маршрута, иначе приключению не останется места. Есть, конечно, какой-то базовый комфорт: например, место для сна — об этом можно позаботиться заранее, но каждый шаг предугадать все равно не удастся.

Когда решаешься на большие перемены — например, уехать волонтерить в другую страну — приходится пройти через несколько стадий.

Первое испытание — собственные страхи. Второе — люди вокруг, которые начинают давить и зачем-то пугать. Ты думаешь: «Я решился наконец!», а тебе говорят, что у тебя не получится. И это важный барьер, который тебе по силам преодолеть.

Когда пройдешь через эти границы, тебя словно выбрасывает в океан. Внутри границ ты чувствуешь себя одиноким, но, отправившись в свободное плавание, находишь своих людей.

Путешественники часто гордятся количеством стран, которые они посетили, — 30, 60… Но, на мой взгляд, смысл не в этом. Можно изучать какую-то одну страну или часть мира годами, и это будет глубоко и душевно.

Что нужно знать, когда вовлекаешься в подобные авантюры?

  • Самое простое — возьми спальник. Он может тебя спасти почти в любой ситуации.
  • Погугли хостелы или отели, где сможешь в случае чего остановиться и переждать ночь.
  • Запасись контактами. И, главное, не бойся просить помощи — это часть приключения.

Нужно понимать, что может сложиться не так, как ты хочешь. Если что-то не понравится, то нужно иметь / быстро сообразить план Б.

В ходе путешествий появился еще один важный навык — доверяться пути. Если ты расслабишься и позволишь всему идти своим чередом, все сложится лучшим образом.

Еще деталь — энергетика пространства. Если у тебя с ней совпадение, место тебя заряжает, дает силы и мотивацию реализовать свои проекты и потенциал. Важно найти такое место, которое совпадает с тобой.

У тебя было ощущение разницы между волонтерством в России и за рубежом?

Я бы подчеркнула важный момент: в России волонтерят чаще всего студенты. Но многое зависит, конечно, от организации. Мне кажется, что в России, к сожалению, существует установка, что нельзя «терять время» и работать бесплатно.

В Азии, например, ситуация совершенно иная, поскольку туда приезжают люди старше 30 лет, и, в принципе, отношение к волонтерству немного другое. Мне кажется, там это происходит более осознанно, без стигматизации. В остальном — атмосфера и там, и здесь прекрасная.

Ты сохранила связь с людьми, которые встретились тебе на пути?

Да, конечно! Раньше я думала, что общаться с людьми на расстоянии невозможно, но оказалось, границ нет. С некоторыми ребятами из путешествий мы общаемся уже больше пяти лет. Чем больше друзей из разных уголков планеты, тем яснее осознание, что весь мир — твой дом.

Беседовала Анастасия Гвоздева
Все фотографии из личного архива Анастасии Мартыновой

Читайте также

© 2022. S7 Airlines — Все пpава защищены