Диалог с другим

Современное искусство — о восточной культуре

5 минут
Диалог с другим

В культурном квартале «Брусницын» в Санкт-Петербурге проходит интерактивная выставка «Звук и Тишина Востока». Благодаря современному языку мультимедиа зритель может совершить путешествие в мир восточных традиций — услышать старинные колыбельные, оказаться в кругу танцующих дервишей, обменяться голосовыми сообщениями с носителями другой культуры. Мы попросили создателей выставки Ксению Диодорову и Игоря Панкова провести виртуальную экскурсию и рассказать о смыслах, которые заложены в инсталляциях.

Тишина, или пустота — это состояние, в котором мы позволяем кому-то или чему-то высказаться; пространство, где другая культура может себя проявить. Во внутренней тишине мы воспринимаем иное, не похожее на нас, без лишних оценок и стереотипов. Звук — это возможность поделиться своим, ответить и установить диалог. Так и происходит культурный взаимообмен.

Ключевыми метафорами выставки стали звук и тишина. С их помощью авторы проекта предлагают рассмотреть мир духовных и повседневных практик мусульманских народностей России и стран Центральной Азии. Познакомиться с традициями, выраженными в звуке и его отсутствии: музыкой, сакральными танцами и молитвой.

Выставка «Звук и тишина Востока» проходит в рамках Международного фестиваля DairaFest’VI.

Адрес культурного квартала «Брусницын»: Санкт-Петербург, Кожевенная линия, 30. Экспозиция открыта ежедневно с 12:00 до 22:00, до 7 декабря.

«Тишину неодинаково воспринимают на Востоке и Западе. Это касается всей культуры, но мы расскажем о разнице в подходах на примере музыки. Западный музыкант использует пространство пустоты, чтобы максимально подробно смоделировать то, что он будет исполнять, заполнить его своим представлением об идеальном произведении. Самое яркое проявление мастерства для него — воплотить в звуке то, что родилось в тишине. А в восточной традиции музыкант пытается максимально отдаться пустоте, этому непостижимому, неопределенному. Начиная исполнение и нарушая тишину, он представляет себя лишь медиумом, через которого говорит эта пустота. Если помнить об обеих традициях, можно научиться одновременно представлять конкретное и доверяться абстрактному».

Ксения Диодорова,

куратор выставки, сооснователь студии социокультурных проектов Gonzo: research& art

В выставке задействованы предметы и тексты, которые много лет бережно собирали исследователи — привозили из путешествий, научных и фольклорных экспедиций. Эти артефакты отсылают современного горожанина к чему-то далекому и малопонятному — традиционной культуре других народов. Современный язык мультимедиа помогает сделать далекое близким: иммерсивная сценография погружает зрителя в непривычный мир традиций, дает возможность пережить сопричастность.

Пространство выставки разделено на три галереи. Расскажем, что можно увидеть и услышать в каждой из них.

Галерея разговоров

Входя в зал, видишь множество разноцветных узорчатых ковров — на них мусульмане совершают намаз. У ковриков есть еще одна функция, символическая: они как бы отделяют верующих от внешнего мира. Каждый из ковров — немой свидетель того, что обычно остается в тайне: разговора человека с Богом.

С потолка свисают листы бумаги — отрывки из монологов мусульман. Команда проекта собирала их в Петербурге, заручившись поддержкой местных имамов. В итоге получилось 40 часов бесед с верующими о самом сокровенном — о молитве.

Личные истории людей вместе с коллекцией ковриков легли в основу виртуальной выставки «Письма к Богу». Из онлайн-пространства экспозиция переместилась в музейный зал, и всё стало осязаемым: можно рассмотреть ткань ковра, услышать ветер и голоса людей, совершающих намаз. Видеопроекция помещает зрителя в сад, где рядом с деревьями притаились фигуры, замершие в молитве.

«За несколько лет экспедиций в Центральной Азии у меня накопилась коллекция молитвенных ковриков. Поначалу был этнографический интерес: у каждого коврика свой узор, связанный с конкретным регионом и традицией. Но со временем мне всё больше нравилось состояние этих предметов: их протертости и заплаты — это следы долгих молитв, то, что можно назвать намоленностью.

Игорь Панков,

антрополог, основатель некоммерческого фонда развития научных и культурных проектов Al Maqam

Проект «Письма к Богу», Gonzo: research& art

Некоторые экспонаты для выставки взяли из моей коллекции, другую часть привез из Узбекистана художник Александр Барковский. Многие из ковров были затерты до дыр, владельцы ставили на них заплаты и продолжали использовать. А некоторые и вовсе представляют собой кусок материи со стрелкой, указывающей направление молитвы. Они принадлежали людям, живущим очень скромно, в основном пастухам. Саша предложил обменять их старые коврики на новые, и те с радостью согласились.

Мы сделали из них инсталляцию, и в сочетании с голосом, текстом и современным видеорядом она заработала. Мы постарались уйти от специфических исламских терминов и в целом от религиозной подачи, чтобы любой, кто начинает интересоваться темой духовности, мог почувствовать глубокое содержание, чтобы его немного ранило, в хорошем смысле».

Ксения Диодорова:

«Письма к Богу» — проект о молитве, диалоге с непостижимым, о том, как человек среди этого непостижимого ищет опоры в своем быту и жизненных эпизодах. Это история про бесконечный поиск надежды. Вся выставка собрана вокруг надежды и обмена теплом между людьми».

Галерея снов

В таинственном мире сновидений можно забыть о времени. Авторы предлагают зрителю расположиться на восточном топчане, надеть наушники и прослушать пять старинных колыбельных. Это песни мусульманских народностей России: абазин, лакцев, ногайцев, татар и чеченцев. Редкий аутентичный фольклор, добытый в экспедициях.

Под старинные напевы можно рассматривать проекцию на потолке — видеосны, основанные на сюжетах колыбельных. Эти фильмы, как и положено сновидениям, существуют по своим волшебным законам, не поддающимся привычной логике. Сюрреалистичные картинки и убаюкивающий голос производят нужный эффект: зритель попадает в пограничное состояние между сном и бодрствованием, земным и волшебным.

Баю-бай, птенец,
Куда ушла твоя мама?
В березовый лес за ягодами
Для Айсылу.

Баю-бай, птенец,
Куда ушел твой папа?
К кузнецу за ведерком
Для Айсылу.

Баю-бай, птенец,
Куда ушла твоя бабушка?
К портному за платьицем
Для Айсылу.

Баю-бай, птенец,
Куда улетел твой дедушка?
К гончару за горшком,
Айсылу подарит.

Баю-бай, птенец,
Куда Айсылу ушла?
Никуда не ушла,
Спит, оказывается.

Перевод народной татарской колыбельной

Из колыбельных ребенок узнает об окружающем мире: животных, птицах, предметах, людях и Всевышнем. Песня учит его сопереживать всем существам. Люлька с младенцем раскачивается и очерчивает границы подвижного мира, сохраняя его ясным и безопасным. Контур люльки рисует первое представление о своем и чужом, внутреннем и внешнем, домашнем и диком, близком и далеком, родном и чуждом.

Ксения Диодорова:

«В галерее сна мы продолжаем погружать зрителя в непривычный контекст. С одной стороны, колыбельные народов Северного Кавказа — это архаичный жанр, другая культура, незнакомые языки. В то же время, в текстах и визуальных образах заложены вещи, которые понятны любому: чаяния человека, его беспокойство о будущем, страхи, забота о близких. Как и в „Письмах к Богу“, здесь есть темы, с которыми соприкасаются все.

Эта работа была бы невозможна без людей, которые нам помогали в полевых экспедициях. В каждом из регионов я находила местных исследователей — директоров школьных клубов и этнографических музеев, руководителей фольклорных коллективов. Все отзывчиво откликнулись на наши просьбы. Для них этот проект — важная площадка, где можно поделиться своими наработками. С помощью локальных исследователей мы не только записали колыбельные, но и нашли старинные предметы, которые задействованы в видеоснах — ткани, люльки, маслобойки и другую утварь. Мы хотели таким способом запечатлеть и сохранить этнографическое наследие».

Галерея уединения

Это пространство знакомит зрителя с суфийской традицией движения. Суфизм — мистическое течение в исламе, которое учит, прежде всего, искренности в поклонении. Дервиши, последователи этого учения, считают, что без искренности достигнуть божественного расположения невозможно: тебя просто не услышат. По сравнению с обычным мусульманином, дервиш в течение дня выполняет гораздо больше практик. При этом он следует указаниям учителя — шейха.

Кружения дервишей, священные шаги и гурджиевские движения — это суфийские практики, которые применяются для того, чтобы достичь «измененных состояний сознания», как их называют в науке. Круговая 60-метровая панорама галереи покажет зрителю все три ритуала. Оказавшись внутри ротонды, в абсолютно черном пространстве, можно увидеть людей в белых одеждах, танцующих под ритмичную музыку.

Игорь Панков:

«Кружения дервишей и священные шаги — это элементы сложной суфийской церемонии, в то время как гурджиевские движения стоят отдельно от исламской традиции. Георгий Гурджиев творчески переработал суфийские ритуалы и сделал из них инструмент по работе с осознанностью. Все три практики объединяет то, что при их выполнении человек отрывается от повседневной зашоренности, и с ним может случиться духовное приключение.

Для суфийских практик важно состояние пустоты, или внутренней тишины, о котором мы говорим в контексте всей выставки. Пустота позволяет искателю на суфийском пути быть более восприимчивым к тонким переживаниям. Пустой сосуд быстрее наполняется нужным содержанием: чем менее наполнен ученик, тем скорее он воспринимает знания от учителя и продвигается на пути духовного развития.

Проект «Письма к Богу», Gonzo: research& art

Тут можно провести параллель с изучением другой культуры. Антрополог ценит состояние пустоты, оно нужно для того, чтобы воспринять культуру не через фильтры сложившихся мнений и концепций. Ты едешь в экспедицию пустой и насыщаешься новым опытом. Это, конечно, идеальная ситуация, потому что мы так или иначе изучаем что-то перед поездкой. Но если найти способ достигнуть состояния пустоты, тогда понять другую культуру и выстроить диалог будет проще».

Текст: Елизавета Жирадкова
Фото и видео: Ксения Диодорова
Фоторепортаж с выставки: Вера Безрукова


Читайте также

© 2022. S7 Airlines — Все пpава защищены