Что скрывает тайга

5 дней в Кузбассе: что можно успеть

6 минут
Что скрывает тайга

Уголь, динозавры, снежный человек, тайга, походы в горы. Это не набор случайных слов — все это ты встретишь, если прилетишь в Кемеровскую область. Возьми за основу наш маршрут по Кузбассу.

Ольга Растегаева, тревел-журналист, фотограф, основатель блога Orange Traveler

День 1. Кемерово: в древности дело

В начале XX века из промышленного Кемерова хотели сделать город-сад. Проект даже победил на конкурсе, но спираль истории сделала свой виток, и город стал развиваться в другом направлении под девизами индустриализации и коллективизации.

Впрочем, зеленых парков и садов в Кемерове много, в них с удовольствием гуляют и семьи угледобытчиков и металлургов, и туристы. В центре, где 70 лет назад скромно ютились одноэтажные деревянные домики, проложены бульвары и липовые аллеи, построены музеи, стадионы. Есть и свой Большой театр имени наркома просвещения Анатолия Луначарского. У фонтана рядом с театром кемеровчане назначают встречи — это место называется «на драме».

Почти все здания и скульптуры в Кемерове прославляют шахтерский труд. Главный монумент стоит на правом берегу Томи — мускулистый рабочий с бьющимся сердцем, изваянный Эрнстом Неизвестным. У подножия семиметрового памятника находится смотровая площадка, откуда открывается по-настоящему индустриальная панорама.

История освоения природных ресурсов увлекательна, но в Кемерове стоит копнуть вглубь тысячелетий. А для этого зайти в музей. От регионального краеведческого музея вроде бы не ждешь ничего, кроме историй о флоре и фауне, представленной обычно творениями таксидермистов, да нехитрой утвари первых поселенцев. Но в местном музее есть на что посмотреть и чему удивиться.

Здесь тебе проведут ликбез по угледобыче, научат разбираться в видах угля, расскажут, как делают кокс. А еще ты во всех деталях рассмотришь останки редчайшего анкилозавра, жившего еще до мелового периода, название которого подходит для какой-нибудь спортивной команды — сибиротитан. Есть здесь и свои динозавры-эндемики — например, пситтакозавр сибирский жил исключительно на территории нынешнего Кузбасса. Это предок растительноядного трицератопса, обитавшего 120 млн лет назад. Почти все кости в музее — оригинальные, лишь правую берцовую кость пситтакозавра не нашли и напечатали на 3D-принтере. Впрочем, ни в одном музее мира нет ни одного целого скелета динозавра.

В Кемерове есть свой местный мамонт возрастом 40 000 лет. В музее ты узнаешь еще один интересный факт: предки мамонта были не только размером с поросенка, но и похожи на него.

Четыре тысячи лет назад древние люди уже не рисовали мамонтов. Во всяком случае, многочисленные петроглифы, которые находят в Кузбассе, изображают оленей, лосей, воинов и (неожиданно) сову. Кстати, это единственный в мире наскальный рисунок глазастой птицы.

Увидеть наскальное творчество можно в музее-заповеднике «Томская писаница». Триста рисунков, начертанных на высокой скале, — главная, но не единственная достопримечательность заказника. Здесь можно интересно провести целый день: покататься на кораблике по Томи, прогуляться в лесу, потрепать за ухом маламута, научиться стрелять из лука и перерисовать древние наскальные изображения на бумагу. А еще окунуться в теплый чан с травами и как следует отдохнуть, чтобы на завтра дать стране угля!

День 2. Кедровский разрез. Даешь угля!

От угля в Кузбассе никуда не деться. Черное золото добывают в рудниках, спекают в печах, добавляют в леденцы и мороженое. О нем в Кемерове знают всё — от вида (тощий, жирный, коксующийся, бурый) до глубины залегания и температуры горения.

Уголь — это спрессованные за миллионы лет остатки гигантских тропических растений и прочей древней флоры. Залежи имеются повсюду на планете, но добывают его лишь в нескольких местах на Земле. В Кузбассе уголь лежит ближе всего к поверхности, поэтому здесь его добыча ведется простым открытым способом — на разрезе. Горняки взрывают породу, сортируют и отправляют уголь вагонами по Транссибу.

На территории современного города было шесть шахт, но почти все закрылись в 1990-е. Сегодня в черте Кемерова находится только один Кедровский разрез, и туда-то и надо ехать, чтобы своими глазами увидеть, как добывают уголь открытым способом. Кузбасс — один из крупнейших в мире угольных бассейнов, где залегает 625 млрд т угля. Освоено только 16%. На самом же Кедровском разрезе недавно добыли юбилейную тонну — 250-миллионную.

Со смотровой площадки кажется, что где-то вдалеке копошатся маленькие оранжевые грузовички, работают такие же игрушечные экскаваторы, отходят железнодорожные составчики. И только когда подъезжает БелАЗ подъезжает, до обывателя доходит весь масштаб работ в карьере. Огромная машина, в колесо которой может с легкостью поместиться взрослый человек, перевозит 220 т груза. Бывают еще внушительнее — на Черниговском разрезе работает самый большой самосвал грузоподъемностью 450 т.

Туристу тут предложат пройти медосмотр — точно такой же, какой проходят ежедневно горняки. Аппараты за минуту измеряют температуру, пульс, давление и количество алкоголя в крови. Проводится тест на концентрацию и внимание. Если все в норме, врачи выдают допуск к работе.

Первое месторождение здесь открыли в 1721 году, назвали Кузнецким угольным бассейном, отсюда и его сокращенное название. На месте открытия сегодня находится одноименный музей-заповедник.

В старинном голландском особняке — первом каменном доме управляющего Кемеровским рудником — можно узнать подробности становления угледобывающей отрасли, спуститься в импровизированную шахту, где показана вся история индустрии от первых штолен до современных шахт. Гид расскажет душещипательные истории о канарейках, чувствительных к метану (их горняки брали с собой в шахты), о лошадях, которые годами работали под землей, тягая вагонетки с углем, никогда не поднимаясь на поверхность. Но особенно много говорят об АИК — Автономной индустриальной колонии, созданной сразу после революции. В АИК приглашали работать иностранцев. Вербовали рабочих в Европе, США и Канаде под лозунгом «Требуются пионеры для Сибири». У Кузбасса даже были свои штаб-квартиры в Нью-Йорке на Бродвее и в Берлине. Первые иностранные рабочие, 700 человек, прибыли в маленькое поселение в 1922 году. В музее много артефактов и личных предметов колонистов, но о судьбах приезжих в АИК лучше рассказывает иммерсивный спектакль «Четвертая группа», поставленный местным театром для детей и молодежи. Представление дают прямо в старом здании конторы Копикуза, где когда-то размещалась администрация колонии.

Угольное путешествие будет не завершенным без ужина, и ради него нужно отправиться в «Забой» — ресторан сибирской кухни. В интерьерах, стилизованных под шахту, прямо в вагонетках можно попробовать стахановскую солянку, гороховый суп «Шахтерское солнце» и угольки из свиного сала.

Попасть на Кедровский разрез можно только с организованной экскурсией, стоимость — 1 200 рублей за человека.

День 3. Новокузнецк. Сибирское Чикаго

«Я знаю — город будет, я знаю — саду цвесть, когда такие люди в стране в советской есть!» — писал Владимир Маяковский о Новокузнецке. Сам поэт отродясь не бывал в Кузбассе, но мегапроект металлургического комбината его впечатлил. Гигантский завод тогда был одной из самых больших в мире строек, его возвели за 1 000 дней в 1932 году.

А вот Федор Михайлович Достоевский в Новокузнецке бывал, причем дважды. Первый раз не по своей воле, второй — ради женитьбы на вдове Марии Исаевой. Венчание состоялось в Одигитриевской церкви (сейчас здесь неожиданно СИЗО), а первые две недели медового отпуска молодожены провели в деревянном домике, в котором нынче расположился литературный музей. Никаких раритетов не показывают, зато о перипетиях личной жизни писателя рассказывают в подробностях.

Сто лет назад Новокузнецк был уездным городишком, но после появления завода все изменилось — город стал промышленным центром и быстро рос. Его даже называли Сибчик — Сибирским Чикаго. Устремленные к светлому будущему приезжие всех национальностей и профессий снесли почти всё старое. Чудом уцелел храм Св. Мученика Иоанна Воина — отличный образец деревянного зодчества, куда туристу непременно нужно зайти.

Главная городская достопримечательность — Кузнецкая крепость с каменными бастионами. Когда-то здесь была Вознесенская часовня. Ее, как можно догадаться, снесли в 1919 году вместе с остальными постройками.

Сама крепость появилась в 1800 году. Недавно ее отреставрировали, восстановили Барнаульские ворота и дозорную башню. Сегодня это популярное место для свадебных фотосессий.

Названия улиц и скульптуры в парках не дадут забыть, что ты находишься в городе промышленников. Впрочем, есть одно место, где о металлургии не вспоминаешь, — новокузнецкий джаз-клуб «Геликон». Если в день, когда ты будешь в городе, заявлен концерт, надо идти, не раздумывая.

День 4. Шерегеш. В черневой тайге

В Сибири бабы коромыслами соболей бьют — так рассказывали про шорцев, коренной народ Кузбасса, который занимался пушным промыслом. Местные женщины, впрочем, больше рыбачили, а на зверя ходили мужчины. Шкурки соболя ценились дорого, мех отправляли в европейскую часть России, ими же платили ясак — налог.

Но не пушниной единой жили телеуты и шорцы. Уже в XIV веке они слыли искусными ремесленниками: ковали ножи, наконечники для стрел, доспехи и кольчуги. Старинные плавильные печи, куда бросали железную руду, до сих пор находят в тайге.

Горная Шория находится на юге Кузбасса, на перекрестке трех горных хребтов — Алтая, Саян и Кузнецкого Алатау. Здесь еще есть поселки, куда стоит заехать в поисках интересных этнокультурных впечатлений. Например, Усть-Кабырза или Усть-Анзас, добраться до которых можно только в погожий день на вертолете. Здесь находится экомузей «Тазгол», посвященный истории освоения Горной Шории.

Сакральный центр региона — гора Мустаг (1 570 м), что в Шерегеше. На Ледяной горе — так переводится ее название с шорского языка — никогда не было ледников, зато снежной шапке позавидуют другие вершины. Ее Мустаг сбрасывает аж в июле, чтобы к сентябрю снова предстать в белой пушистой обновке. Сейчас на склонах горы известный курорт Шерегеш, отели, рестораны, а когда-то сюда поднимались лишь избранные, в основном шаманы.

Сегодня повезет тем, у кого есть билет на подъемник и треккинговые ботинки. В Шерегеше проложено множество пеших троп: дойти можно до Поклонного креста на горе Курган, до останца причудливой формы «Чертов палец», а на горе Зеленой — прогуляться в компании собаки хаски, которая водит туристов по всем известным ей маршрутам. Правда, иногда отвлекается, чтобы понюхать цветочки-огоньки, попить воды в горном ручье или перепачкаться в мокрой траве.

Чтобы летние деньки не были столь спокойными и умиротворяющими, можно добавить адреналина — погонять по тайге на квадроциклах или опуститься с аквалангом на дно карьера Темиртау — посмотреть на затопленный грузовик и поискать сундуки с сокровищами. Перед отъездом надо сделать остановку в Таштаголе — купить таежного меда и кедровых орешков, а еще заглянуть в местный музей этнографии и природы и сфотографировать символический монумент Даши Намдакова «Золотая Шория».

День 5. Шорский национальный парк. В поисках йети и черного аиста

В Азасской пещере, что в Шорском нацпарке, однажды видели йети. Точнее, следы 50-го размера да длинный белый волос на кусте. А если верить местным, то как-то снежного человека даже спасли по весне, когда он провалился под лед.

За обнаружение йети предлагают награду — миллион рублей. Но неуловимое существо пока что не дало обогатиться никому. Чтобы убедиться в том, что в семикилометровой пещере пусто, нужно отправиться на экскурсию (самостоятельно побывать там можно лишь после получения разрешения). Вообще, адептам спелеологии есть что посмотреть в Горной Шории: здесь открыты 75 гротов, самые известные пещеры — Грандиозная, Надежда и Лунная.

До пещер проще добраться по реке Мрассу. Но и сама водная прогулка может стать целью отдельного путешествия. Мрассу — главная артерия Шорского национального парка, в реке удивительно прозрачная вода — хорошо заметны стаи рыб.

О том, кто водится в парке, во время речной прогулки увлеченно расскажет гид. Например, о 15 видах летучих мышей. Или о 324 видах насекомых. Из них добрая половина, кажется, находится прямо сейчас в лодке и над ней.

Отмахиваясь от комаров и мошек, все же обращаешь внимание на фауну покрупнее. Вот черные аисты и лебеди, а там, у берега, копошатся норки. Часто к реке выходит северный лесной олень и кабарга, а если повезет, можно увидеть даже медведя, правда, во всем парке их всего 67 особей.

На длинной шорской лодке, что скользит вдоль высоких скал, поросших черневой темной тайгой, можно провести весь день. Разглядывать скалы причудливой формы, пытаться вслед за гидом увидеть в их очертаниях пьющего слона или солдата. Наблюдать за бабочками-боярышницами, добраться до дальнего кордона Кабук, проплыть мимо Карчитского замка и испить ледяной воды в водопаде Фата Невесты. А после — пообедать на кордоне Карчит: съесть тарелку наваристого супа и пирожок с колбой — черемшой.

Читайте также

© 2022. S7 Airlines — Все пpава защищены