Вода, дерево, камень и снова вода

Грани Иркутска: чем живет город сегодня

Вода, дерево, камень и снова вода
5 минут
 

Золотая середина Транссиба, ворота в Азию, столица деревянного зодчества — прошлое подарило Иркутску немало громких определений. Пришло ли время для новых? Отправляемся в город на берегах Ангары, чтобы выяснить, чем он живет сегодня. 

Мария Белоковыльская
Журналист и автор телеграм-канала о путешествиях «Понаехавшая»

Иркутск начинался с острога — как и любой старинный сибирский город. Казаки шли на восток и, осваивая новые территории, строили зимовья. Дальнейшую историю определила география: город разрастался на пересечении двух рек, Иркута и Ангары. На этом древнем перекрестке восток встретился с западом, а русские купцы — с торговцами из Китая и Монголии.

Через него тянулись караваны с чаем, сахаром и шелками. Здесь же начинались знаменитые азиатские экспедиции Григория Потанина и Николая Пржевальского. Сегодняшний Иркутск — это не только дух Азии, которая буквально за углом, но и атмосфера европейского города: купеческие особняки в нем существует бок о бок с креативными пространствами, модными ресторанами и музеями современного искусства.

Вода

Немногие знают, что Иркутск — морской город: такой статус он получил в XVIII веке. Охотск, уже выполнявший тогда функцию важного военного и торгового порта, по сути был крошечной деревней, а потому роль столицы Тихоокеанского флота досталась куда более развитому Иркутску. Здесь размещалась инфраструктура для кораблестроения, работали адмиралтейство и навигацкая школа. Был даже единственный в Сибири Морской собор (он и сейчас стоит на улице 5-й Армии, это Харлампиевская церковь).

Нынешним туристам, хоть и нечего опасаться, морских приключений всё равно не занимать: морем местные жители называют Байкал. На ледоколе «Ангара», самом старом из сохранившихся до наших дней, есть выставка о паромной переправе, которую использовали до ввода в эксплуатацию КБЖД — Кругобайкальской железной дороги. Этот участок Транссиба — в списке величайших инженерных достижений всех времен: километры тоннелей прокладывали в скалах, а мосты возводили над неукротимыми реками. Пока шло строительство, «Ангара» обеспечивала транспортное сообщение. К сожалению, ледокол временно закрыт на ремонт, но на него можно посмотреть с берега.

Дерево

Если роль морской столицы едва ли назовешь подходящей для современного Иркутска, то в роли столицы деревянной он выступает ярко и убедительно. Да еще и подает пример собратьям: Вологде и Томску. Во всех трех городах сохранилась историческая застройка, но именно иркутяне подошли к ее реконструкции основательно.

130-й квартал

Это случилось благодаря проекту «Фасадник», в котором городская администрация объединилась с предпринимателями, архитекторами и простыми горожанами, желающими привести свои дома в порядок. Любой владелец исторически ценной недвижимости может отправить запрос на реставрацию — при условии, что он сам будет принимать в ней активное участие. А дальше за дело возьмутся архитекторы, строители и волонтеры. «Фасадник» уже восстановил больше сотни домов и не планирует на этом останавливаться. 

Источник: соцсети проекта. Фото Натальи Ефименко

Маршрут любителей деревянного зодчества проходит через 130-й квартал — пешеходную улицу, застроенную зданиями — памятниками архитектуры. Кажется, что они были всегда, но чуть больше 10 лет назад здесь стояло ветхое жилье. Дома отреставрировали и перевезли на новое место, а заодно дали импульс малому бизнесу. В одних открылись рестораны и бары, в других — магазины и лавки. В «Мише» летом работает уютная веранда, в Chento сервируют фотогеничные завтраки, а в Kungfu угощают китайским стритфудом. Охраняет всё это деревянное великолепие бабр — бронзовый символ города, появившийся на гербе Иркутска еще в XVII веке.

Камень

Пока фанаты деревянного зодчества изучают кружевные наличники, любители каменной архитектуры отправляются на улицу Карла Маркса. Большинство домов, которые здесь можно увидеть, построены в конце XIX — начале XX века на месте уничтоженных сильнейшим пожаром. Главные шедевры — здание Русско-Азиатского банка в стиле модерна, Иркутский краеведческий музей, похожий на мавританский замок, и Драматический театр имени Охлопкова — его возвели по проекту Виктора Шретера, который перестроил фасад Мариинки (так что можно считать эти театры родственниками).

Иркутский краеведческий музей

На пересечении Карла Маркса и Грязнова в начале XX века открылся кинотеатр «Электроиллюзион» — небывалое чудо для своего времени. Его владельцем был предприимчивый итальянец Антонио Донателло, решивший первым показать иркутянам дивный мир братьев Люмьер. В советские времена «Электроиллюзион» превратился в «Хронику», а затем — с развитием технологий — в «Хронику-стерео».

Сейчас в том же здании работает Don Otello — новейшая инкарнация донателловского проекта. В камерном пространстве с глубокими кожаными диванами и театральным занавесом витает тот самый дух синематографа, который навсегда покинул современные кинозалы. Для усиления эффекта рядом с подлокотниками стоят телефоны: можно заказать шампанского и отпраздновать победу движущихся картинок над статичными.

Источник: соцсети кинотеатра

Кирпич и металл

Многие интересные для туристов локации связаны с сохранением наследия, но это не значит, что Иркутску чуждо новое. Напротив, джентрификация здесь идет полным ходом. Бывший пивоваренный завод XIX века, принадлежавший состоятельному купцу Фёдору Доренбергу, превратился в модный лофт с барами и площадками для мероприятий.

Источник: соцсети арт-пространства

Летом тут проводят фестивали, а зимой устраивают посиделки — можно арендовать пространство, стилизованное в духе артистической питерской квартиры, или заглянуть в рюмочную со смешным названием «Моралистъ», в которой, по задумке владельцев, «неон встречается с деревянным зодчеством». Слоган арт-завода «Доренберг» — место для тех, кто горит идеями, — вполне отражает суть происходящего.

Не менее идейными, а ко всему прочему еще и не чуждыми иронии оказались сотрудники иркутского полигона твердых бытовых отходов, что в пяти километрах от города, на Александровском тракте. Армия железных дровосеков, сделанных из ведер и арматуры, охраняет вход в святая святых — на мусорную свалку, которую энтузиасты превратили в подобие инсталляции.

Источник: соцсети музея

В роли арт-объектов — запчасти, барабаны стиральных машин, картонные коробки, детские велосипеды, настенные часы и даже бульдозер 1937 года. Иркутяне относятся к импровизированному музею скептически: кому интересны старые ненужные вещи? Но завсегдатаям выставок современного искусства к такому не привыкать.

Любители более традиционных форм прекрасного предпочитают галерею коллекционера Виктора Бронштейна. В его собрании — 2 000 произведений искусства: графика и живопись сибирских классиков, работы молодых авторов, бронзовая пластика бурятских мастеров. Собирать коллекцию Бронштейн начал в конце 90-х. Тогда идеи открыть музей еще не было — предприниматель хотел помочь художникам в не самый благоприятный для искусства период. Помимо финансовой поддержки, мастера получили еще и возможность заявить о себе, а зрители — увидеть, какие художественные практики существуют в регионе. Больше всего владелец галереи гордится постоянной экспозицией скульптур Даши Намдакова и авторских кукол его семьи — единственной в мире. Работы Намдакова показывали в Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Токио, Пекине, но смотреть его в Иркутске особенно символично. Слава скульптора началась именно здесь: чуть более 20 лет назад в Иркутском художественном музее открылась его первая персональная выставка.

Источник: соцсети галереи Виктора Бронштейна

Вслед за мастерами уровня Даши, чьи имена стали брендами, на горизонте появляются и новые звезды. Молодой художникВлад Урбаханов вдохновляется бурятской мифологией. На классические сюжеты накладываются детские воспоминания об Иркутске, и в результате получаются причудливые витражи, балансирующие между сном и реальностью. Работы Урбаханова показывают в галерее Dias в 130-м квартале, а мини-версии можно купить в виде серии открыток «Бурятские народные сказки» — красивый и небанальный сувенир из поездки.

Фарфор

От зрелищ — к хлебу. По части гастрономических начинаний Иркутск ничуть не уступает продвинутым соседям, а то и даст им фору. Востребованный жанр — «купеческий» ресторан с классикой сибирской кухни, переосмысленной в современном ключе. В «Собрании Спешилова» гостей угощают строганиной, сугудаем и форшмаком из байкальской рыбы, а на десерт подают «овощную тарелку»: огурец из белого шоколада с цитрусовой сальсой и перец с шоколадным же чили-муссом. В завершение купеческой трапезы на столе красуется столетний самовар — на втором этаже собрана целая коллекция круглобоких раритетов, более трех сотен редких экземпляров.

Источник: соцсети ресторана «Собрание Спешилова»

Помимо сибирской кухни популярностью пользуется монгольская — беспощадная для тех, кто считает калории, но абсолютно незаменимая в холодном климате. В ресторане «Кочевник» готовят так, как это делали номады. В суп из баранины хорхог кладут раскаленные камни — блюдо пахнет костром и вызывает ассоциации с обедом в бескрайней степи. А чтобы окончательно потерять связь с реальностью, можно примерить национальный костюм и сделать «кочевое» селфи.

И снова вода

Поездку в Иркутск сложно представить без Байкала. Да и зачем представлять? Когда от чуда отделяют какие-то 63 километра, грех этим не воспользоваться. Тем более что на такое путешествие необязательно выкраивать неделю. Конечно, за один день нельзя объять необъятный Байкал, но символично окунуть в него ладони или окинуть бесконечную синеву взором — очень даже. Зимняя версия — причудливые узоры, пузырьки и гроты с ледяными кристаллами. Всё это великолепие можно увидеть примерно с конца января и до конца марта.

Если на полноценную «ледовую охоту» не хватает времени, можно ограничиться визитом в Слюдянку — небольшой поселок, известный тем, что раньше здесь находилось крупное месторождение лазурита. Практически из любой точки открывается волшебный вид на озеро, а проносящиеся мимо поезда усиливают яркость впечатлений до максимума. В Слюдянке бьется стальное сердце Транссиба. На старом вокзале, который целиком облицован мрамором, ощущается пресловутая романтика железных дорог, еще не познавших сверхскоростей и хитроумных технологий. Как и 100 лет назад, звук станционного колокола разносится по перрону гулким эхом. И сразу хочется переиграть все планы, купить билет до Владивостока и рвануть навстречу дремучим лесам и бурным сибирским рекам — туда, где присутствие человека еще недавно казалось невозможным.

Авторские экскурсии

  •  
     
  •  
     
  •  
     
Другие экскурсии

Статья была опубликована в бортовом журнале S7 Airlines.

 
4

Поделитесь
вдохновением

с друзьями в мессенджерах и социальных сетях

Еще по теме

 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
© 2024. S7 Airlines Все пpава защищены