Калининград: окно в Европу

Калининград, Россия

6 мест
Калининград: окно в Европу

workmail.maria

Хотя Петр I надеялся приблизить Россию к Европе с помощью Санкт-Петербурга, сегодня главным городом, в котором российская действительность встречается с европейской, можно смело назвать Калининград – он же Кенигсберг, или, как его ласково называют местные, Кеник.

В прошлом – центр провинции Восточная Пруссия, Кенигсберг был присоединен к СССР в 1946 году и получил новое название в честь «всесоюзного старосты» Калинина. Аналогичная судьба постигла и живописные приморские городки – спутники Калининграда: курортный Раушен стал Светлогорском, портовый Пиллау – Балтийском, тихий Пальмникен – Янтарным. Каждый из них достоин отдельного рассказа и обязателен к посещению, как, впрочем, и две косы – Балтийская и Куршская.

И все-таки начинать исследовать Калининградскую область нужно с самого Калининграда, где до сих пор витает дух оживленного немецкого городка, смешиваясь с запахом моря и современными культурными веяниями с Запада. Где прогуливаясь по историческому району с виллами в югендстиле, ты запросто можешь случайно попасть на фестиваль арт-хаусного кино, старинные ворота на поверку оказываются модным выставочным залом, а в городском парке скромно прячется кружевная кирха.

В городе вряд ли есть здание, которое напоминает о немецком прошлом Калининграда больше, чем Кенигсбергский собор, который подпирает небо готическими шпилями в самом центре города. Построенный в первой половине XIV века, собор долгое время считался главной христианской святыней Кенигсберга: в его стенах хоронили магистров Тевтонского ордена, представителей высшей прусской знати, а в 1804 году в северо-восточном углу собора появился мавзолей родоначальника немецкой классической философии Иммануила Канта, который преподавал в Кенигсбергском университете. Собственно, поэтому остров Кнайпхоф, на котором расположен собор, часто называют островом Канта. Во времена Канта и вплоть до Второй Мировой Войны остров представлял собой оживленный городской квартал, с большим количеством улиц и, стоящих вплотную друг к другу, домов. Сейчас собор уже не действует, и лучший способ насладиться его готическим величием – это прийти на концерт органной музыки и под звуки токкаты и фуги ре минор Баха мысленно погрузиться во времена, когда профессор Кант торопливо вышагивал по улицам Кенигсберга, опаздывая на лекцию.

Быть в городе, в котором есть порт, и не заглянуть туда – преступление, которое должно караться вечной морской болезнью. Калининградский порт был основан еще в XIV веке, когда Кенигсберг вошел в Ганзейский торговый союз, в те века отсюда круглогодично отправлялись на охоту китобои – порт считался единственным незамерзаемым на всю северную Европу. Сейчас обычной для порта толкучки и суеты здесь нет: покачиваются корабли на приколе, люди занимаются своими важными неторопливыми делами, а прохожие любуются видами. Если проголодаетесь, то загляните в местную гастрономическую достопримечательность – пастерию «Браво Италия!», где при счете, как в обыкновенной столовой, готовят едва ли не лучшую домашнюю пасту Калининграда. В свое время она начиналось как производство пасты, а затем переросло в заведение. Готовят быстро и вкусно, так пообедать сюда приходят не только праздные гости города, но и местные рабочие, которым нужно уложиться в час времени, что придает заведению особенный колорит. Несомненный плюс - романтично-промзомные закаты с портовыми кранами на фоне розоватого солнца.

Первое, с чего стоит начинать знакомство с любым городом – это неспешная прогулка по его улочкам с обязательным разглядыванием домов, сворачиванием не туда, расспросами местных жителей и легкой усталостью в ногах. Прогуляться по улицам Чапаева и Энгельса, пройтись по Каштановой аллее, а затем, например, можно пройти по улице Кутузова (которая до войны носила название Кертеаллее, в честь мэра Кенигсберга Зигфрида Керте) с ее домами в традиционном немецком стиле до района Амалиенау, который и по звучанию, и по количеству зелени заставляет вспомнить о эльфах из старых сказок. В общем-то так и есть - это отголоски старой имперский Пруссии, в которой было место красоте и изяществу. В прошлом он был престижным районом для местной знати – здесь строили особняки люди с гербами, хорошим вкусом и большими доходами, так что сегодня потомки могут любоваться аккуратными строениями в югендстиле, а также зданиями, украшенные в соответствии с канонами неоклассицизма и романтизма. Одной из особенностей Амалинау является тот факт, что ни одна из улиц не пересекается с другой под прямым углом – в свое время застройку района отдали лучшим архитекторам, которые думали прежде всего о комфорте местных жителей.

В отличие от солидного, пусть и потрепанного временем Амалиенау, прилегающий к нему Ратсхоф – район пролетарский. В народе его зовут Вагонкой: дома здесь строили в основном для семей работников Кенигсбергского вагоностроительного завода. «Вагонкой» называется и – без преувеличения – лучший и самый первый в городе клуб, где выступали The White Stripes, De Phazz, Brazzaville. Так что перед поездкой рекомендуем заглянуть в афишу: Калининград – почти Европа, и здесь частенько играют группы, которые не добираются до Москвы или Питера. Впрочем, даже если крутого концерта не предвидится, по пятницам и субботам в «Вагонке» частенько проходят угарнейшие вечеринки – в основном с уклоном в рок-н-ролл, брит-поп и инди-музыку. К тому же интересна и история здания, в котором расположен клуб: кирха Христа в Кёнигсберге - последнее культовое сооружение, возведенное немцами до Великой Отечественной войны (построена в 1936-1937 годах). Церковь находилась в районе Ратсхоф, месте проживания рабочего класса. Во время штурма Кёнигсберга кирха получила серьезные повреждения. После войны здание перестроил расположенный рядом Калининградский вагоностроительный завод под свой дом культуры. А уже в 90-е годы здесь разместился клуб.

Озеро, в котором, по преданиям, еще в XIII веке рыцари Тевтонского ордена разводили рыбу, сегодня стало едва ли не самым приятным в городе местом для прогулок: извилистая набережная, водная гладь, скамейки с видом на утопающие в зелени виллы Марауненхофа – еще одного исторического района Калининграда, словно сошедшего с картин Макса Либермана. На берегу Верхнего озера также находится парк «Юность», который на самом деле больше похож на загородную усадьбу то ли Чехова, то ли Толстого, куда случайно занесло из будущего несколько аттракционов и памятник Битлам. Тихие аллеи, мостики, перекинутые через сонно журчащий ручей и беседки, в которых можно часами залипать с книгой. Кроме того, вокруг Верхнего озера проложены отличные, удобные и, самое главное, очевидные велодорожки: велопрогулку по городу однозначно стоит начинать именно отсюда. Ближайший к озеру прокат работает в магазине «Планета спорт» на улице старшины Дадаева.

Гуляя по Калининграду, то и дело натыкаешься на останки фортификационных сооружений: тут – башня, там – ворота, дальше – обломок стены. И неудивительно: изначально, вплоть до все той же Второй мировой войны, Кенигсберг был городом-крепостью. Кольцо оборонительных сооружений насчитывало более десяти фортов, большая их часть сегодня стоят заброшенными, и пытаться забраться в них попросту опасно для жизни. Самый ухоженный, открытый для посещения форт – Форт номер 5, названный в прусского короля Фридриха Вильгельма III: мощный, окруженный рвом с водой оборонительный комплекс из красного кирпича. Сводчатые потолки, мрачные казетматы, следы от пуль в стенах, длинные, пустынные галереи, в которых эхом отзываются шаги. Во время штурма Кенигсберга в 1945 году форт обстреливали напропалую, и, хотя уже в наши дни его попытались превратить в мемориальный музей, здесь все равно царит жутковатая атмосфера города-призрака. Однако дыхание истории ощущается в этих стенах более отчетливо, чем в любой другой точке города.

© 2021. S7 Airlines — Все пpава защищены